«Мне предлагали работу в Майами, но я решил остаться и стать жокеем»

Большое интервью якутского жокея Александра Лиханова, покоряющего центральные ипподромы России

Победа якутского наездника Александра Лиханова на Казанском ипподроме в главном призе на открытии летнего скакового сезона взбудоражила не только республиканские СМИ – новость стояла на передовицах специализированных российских изданий. Это ли не повод поговорить с молодым жокеем, не первый год показывающего стабильные результаты на московских и казанских ипподромах.

y_fe194e6a 3qgHkX7rioY 8mn86XgiaSQ dbc0e7627ebb8b62032854f5fced410d_L l81pNu5615w LMGyZZ6dtZI oEk0Kc0oRjg oOSRdGsS9Dw SU9B6TGeiew s-ZkPVxJZ6s Ugj6rpkf5Mc y_6ed28885 y_35c3fd8b y_81de8d13 y_84bed002 y_78174a6d

Найти Александра Лиханова, работающего и живущего Казани было не сложно. И для этого не обязательно надо было специально слетать в столицу Татарстана. В век информатизации корреспондент Sportyakutia.ru нашел его страницу в социальной сети, напросился в друзья и любезно попросил дать интервью… по телефону, на что наш сегодняшний герой сразу согласился, предупредив только позвонить ему лишь немного погодя:

- Александр, можно ли назвать сенсацией вашу победу на лошади Рашен Глим на одной из главных скачек в Казани?

— Большой сенсацией вряд ли, но неожиданностью смело можно назвать. Все-таки фаворитом на этой дистанции из всех девяти скакунов считался Год Дрим. Эта лошадь, кстати, прошлогодний победитель Приза Президента Республики Татарстан и третий призер Приза Президента России. У нас же стояла задача – не дать ему финишировать первым.

- Извините, у нас – это у кого?

— В этой скачке участвовали три лошади из КСК «Актай», который я представлю. Я – на Рашен Глиме, Мырзабек Каппушев на лошади Александре Прауд, ну и Тагир Метшин на Гладиаторе Максимусе. Тагир – это, собственно, и владелец нашего конноспортивного клуба. Наш тренер Роман Рухтин посоветовал мне держаться рядом с Метшиным. Я не совсем удачно стартовал и половину дистанции находился на пятой, а затем на четвертой позициях. И лишь на финише удалось найти свободный путь. Моя лошадь, выйдя на пространство, рванула так, что остановить ее было невозможно. А финишировали мы с Тагиром почти ноздря в ноздрю, но разделили какие-то сотые секунды. Фаворит же Год Дрим прискакал четвертым…

- Тагир Метшин – сын мэра города Казани Ильсура Метшина.

— Да, так и есть. Ему всего двадцать лет и он уже считается одним из ведущих жокеев страны. Тагир, как я уже отметил, владелец нашего клуба «Актай». В его послужном списке почти 70 стартов, из них в более двадцати он финишировал первым. В 17 лет становился вторым призером на главных скачках страны Призе Президента России, где выиграл 2 500 000 рублей.

- А теперь расскажи немного о себе. Знаю, ты потомственный наездник: отец Семен Лиханов – один из известнейших мастеров-жокеев Якутии.

— Так и есть. Но к лошадям я пристрастился не сразу, как многие подумали бы, наверное. Родом я из села Чапаево Хангаласского улуса, а школу окончил в 2007 году в Якутске в ГНПШ №2. В том году я провалил экзамены в вуз. И с подачи отца, а также благодаря поддержке известного тренера Сергея Ядреева меня пристроили в московский конноспортивный клуб «Созидатель»! Представляете? И не кому-нибудь, а под началом лучшего тренера-жокея страны Магомета Каппушева… И надо отметить, все, чему я научился и постиг, благодаря именно ему.

Вначале было тяжеловато, и не все у меня получалось. Ведь до Москвы, считай, у меня не было никакой практики, если не считать разовые походы с отцом в его конюшню. И знаете, до этого я ни разу в жизни не сидел на скаковой лошади! В работу на конюшне втянулся не сразу. Режим был просто адский, надо было чуть ли не ежедневно вставать в четыре утра. Выводили лошадей из конюшни, чистили за ними, кормили, ухаживали. Всему этому меня научил Магомед. Он строго относился ко мне, но в то же время, может быть, даже чуть больше, чем остальным работникам конюшни, проявлял заботу.

- А когда же все-таки сели на скаковую лошадь?

— Уже на следующий день по приезде. И я по неосторожности упал с нее. Но научился быстро, через две недели уже выгуливал и держался более уверенно. Так постепенно я пристрастился к лошадям, а заодно и появилась мечта стать жокеем. А через два года у меня состоялись первые скачки в карьере.

- И наверняка они запомнились на всю жизнь?

— Конечно, это было в Казани. 2009 год. Забег был простой, без серьезного приза. Я скакал на лошади Фаер Эмблем и занял четвертое место. Вполне достойный результат для первого раза. Перед скачками сильно не волновался, так как у меня не было конкретной задачи попасть в призы. Да и боязни проиграть, как сейчас вспомню, тоже не было. Правда, было страшновато, когда запустили в старт-машину. А сами скачки я почти не помню – они пролетели очень быстро, как во сне, что сам даже не понял, как они закончились (улыбается).

- Есть ли у тебя любимые дистанции?

— Я предпочитаю средние дистанции – 2000, 2400, 2800 метров. Почему? Это зависит больше от физической подготовки наездника: например, смогут ли выдержать твои ноги большую нагрузку. На средних дистанциях я больше успеваю соображать, выбрать ту или иную тактику. На коротких основную работу делает сама лошадь, а на длинных от жокея зависит очень многое.

- Сколько стоила самая дорогая лошадь, с которой вы работали?

— Самой дорогой, наверное, была английская чистокровка Лемон Шайнинг Мун. Говорят, чеченцы предлагали за нее 15 000 000 рублей. Наши не продали. Она принимала участие в 20-ти стартах и в 14-ти из них финишировала первой. В прошлом году на ней я выиграл скачки в День химика в Казани. Ответственность на таком скакуне, конечно же, высочайшая. Но, в основном, на Лемоне Шайнинге Мун ездил Мырзабек Каппушев.

- Сколько лошадей содержится в КСК «Актай»?

— В нашем тренотделении на сегодняшний день двенадцать чистокровных скакунов. Четырех из них выхаживаю я. Среди известных скакунов – призер президентских скачек Моррис Арч, Рашен Глим, Гладиатор Максимус, Кентаки Коин и другие. Кроме итальянца Футата и англичанина Рашена Глима, в основном, все американского происхождения. И так каждый год появляются новые и новые скакуны.

- А как лошади относятся к смене хозяев? Насколько они преданные?

— Есть такое. Как ни крути, в конном спорте происходит постоянная смена скакунов. Лошади приходят и уходят. И к некоторым скакунам появляется привязанность, иногда она становится взаимной. В первый год работы в Москве мой тренер Магомет Каппушев, как опытный наставник, дал мне лошадь по кличке Сателит. Это была очень умная лошадь, а главное, спокойная. Дистанцию она пробегала фактически самостоятельно, то есть она знала, где и в какой момент надо прибавить, а где сдержать себя. Очень умная лошадь была, и она научила меня очень многому.

- Расскажите немного о вашей конюшне?

— Наш ипподром очень красивый, говорят, американский дизайн (улыбается). В народе его больше знают как конюшню мэра города Казани Ильсура Метшина. Но главный здесь его сын Тагир Метшин первый жокей нашего КСК. Вторым по рангу жокеем является потомственный наездник Мырзабек Каппушев, родной брат Магомета. А я как бы третий жокей. Работаем под руководством нашего тренера Романа Рухтина. Всего в конюшне трудятся пять человек. Режим дня довольно строгий, впрочем, как и у всех. Подъем в четыре утра. К пяти часам работа в конюшне, чистка, уборка. Затем одеваем лошадей и выходим на дорожку. Работаем на время на различные дистанции. Естественно, все это под руководством нашего тренера.

- Интересно, а чем вы занимаетесь зимой?

— Зимуем на базе в Краснодарском крае, где более благоприятный климат. Обычно это с ноября по март. На берегу моря лошади переносят зиму легче. Там тоже без дела не сидим – тренировки, как положено. В общем, готовим их к летнему сезону.

- Кстати, есть определенные требования к жокеям. У тебя есть проблемы с весом?

—Жокей должен весить 54-56 килограммов. На лошадях возраста более 3 лет разрешается до 60 кг. Естественно, когда надо, мы соблюдаем диету. Особенно тяжело бывает весной перед началом сезона (улыбается).

- Редко, но бывает, жокеи падают с лошади… В чем главная опасность на скачках?

— К сожалению, иногда такое случается: на тренировках очень редко, а вот на соревнованиях, когда идет борьба, бывает место и падениям. В моей карьере было одно падение и случилось на главных республиканских скачках Призе Президента РС(Я), кажется, два года назад. Я оседлал скакуна Аки, и на дистанции лошадь споткнулась. И мы упали. К моему счастью, обошлось только синяками и ссадинами. Больше в Призе Президента я не участвовал.

- А есть ли желание еще выступить на родине?

— Да, конечно! В этом году, если получится, я смогу принять участие. Сергей Ядреев уже выходил на меня, звал. Посмотрим по графику, так как в это время самый сезон скачек по России. Но желание у меня огромное.

- И кстати, интересуешься якутскими скачками? Всегда в курсе событий?

— Да, конечно же. Благо через Интернет или мобильный телефон я держу связь с многими конниками Якутии. С отцом, бывает, созваниваемся, он держит меня в курсе последних событий. Так что лошадей знаю.

- Якутский жокей Егор Оконешников является четырехкратным победителем Приза Президента.

— Егора знаю не понаслышке. Мы с ним в Казани также вместе работали в одно время. Было видно, что к своей работе относится профессионально. И да, выиграть главные республиканские скачки четырежды – это признак большого мастерства.

- Не мог бы ты вспомнить какой-нибудь интересный случай из скачек, где тебе удалось сотворить что-то невозможное?

— Так, дай же подумать… А, вспомнил, был один случай на Московском центральном ипподроме на приз Абу-Даби. Участвовали с арабскими скакунами. Тогда мне досталась заведомо слабая лошадь, с которой попасть в призы, как говорится, было почти нереально. Но мне удалось с ней занять второе место после моего учителя Магомета Каппушева. Третье место в том забеге занял еще один наш одноклубник брат Магомета – Мырзабек Каппушев. Тогда весь пьедестал заняла наша команда, мы очень радовались и были горды. Да и призовые в той скачке были довольно-таки солидные.

- Ты скакал на многих лошадях, они все разные, а что главное в скакуне?

— Главное, чтобы у лошади была душа. Ну и, конечно же, многое зависит от ее происхождения. А из технических, скажем, характеристик, мне нравятся лошади, которые бросают на финиш все свои силы. Бывают такие лошади, которые на финишной прямой, словно пушка, выстреливают. Естественно, здесь важно и умение самого жокея.

- Бывает, что лошади чего-то пугаются?

— Раз на раз не приходится, и каждый жокей имеет свой подход к лошадям. В моем понимании, например, наездник должен уметь управлять скакуном, чтобы лошадь одновременно и боялась, и уважала тебя. Если что-то упустить и показать слабину, то отношения могут не налаживаться, и в конце концов они испортятся.

- В прошлом году на республиканских скачках был случай, когда два жокея прямо на скаковой дорожке выясняли отношения. Было не совсем красиво. Как обстоят дела с этим в центральной части России?

— Если раньше происходили единичные случаи, то в последнее время их нет совсем. Взаимное уважение к сопернику больше приветствуется. Если идешь на обгон, то ты даешь сигнал голосом, а соперник, как правило, должен уступить дорожку.

- Александр, а каковы твои шансы участия в президентских скачках? Я имею в виду российских.

— Шансы и возможности всегда есть. Я к этому иду и стремлюсь. Думаю, лет через два три получу возможность выступить на призе президента России. Чтобы получить право, очень многое зависит здесь от лошади, нежели от наездника.

- А за границей есть шансы проявить себя?

— Увы, в моем случае такой возможности нет. Это требует и лицензии, и работы с документами. К тому же за границей принято, что жокеи только работают с лошадьми на седле. А у меня основная работа идет в конюшне, скажем так. Но у меня был шанс жить и работать в США. И не где-нибудь, а в солнечном Майами вместе с моим тренером Магометом Каппушевым. Но я тогда отказался и нисколько сейчас не жалею. Мне предлагали работу в конюшне, без возможности стать жокеем. Знаешь, я бы умер от тоски там.

- Ты жокей. Но, наверное, плох тот жокей, который не стремится стать тренером?

— У меня нет другого образования, поэтому в будущем вся моя жизнь так или иначе будет связана с конным спортом. И я в будущем тоже вижу себя тренером. Все должно идти поэтапно и последовательно. Сейчас я жокей третьей категории, мне еще надо выполнить вторую категорию, затем первую и, наконец, получить звание мастера-жокея. И лишь потом будем задумываться о тренерской деятельности.

- А на что все-таки живут жокеи? Проценты от призов, зарплата?

— За рубежом хорошие жокеи хорошо живут, потому что у них на скачках большие призы, при этом их жокеи могут официально нигде не работать, не быть закрепленными за каким-то одним тренерским отделением. У нас же жокей всегда закреплен либо за конезаводом, либо за тренерским отделением, либо за частным предприятием. Мы, например, получаем зарплату от КСК «Актай», владельцем которого является Метшин. Жокей также получает проценты от призовых в зависимости от суммы.

- На жизнь хватает?

— У меня пока нет ни жены, ни детей. Так что на себя вполне хватает (улыбается).

- Интересно, а за полный сезон сколько у тебя стартов?

— По-разному бывает. Наш второй жокей Мырзабек Каппушев проводит более 70 стартов, он один из опытнейших наездников страны, за плечами которого более 780 стартов. Из них почти 200 раз он финишировал первым, и почти половина – призовые места. Представляете? Естественно, он много выступает по приглашению. Я, например, за сезон провожу до 30 стартов.

- В каких городах, кроме Москвы и Казани, выступал?

— В основном, в Москве и Казани. Но были старты и в Уфе, Краснодаре, Ростове. Вот на днях мы собираемся на скачки в Башкортостан, на традиционное открытие скакового сезона. Там буду скакать на Морисе Арч. Дали установку попасть не только в призы, но и выиграть дистанцию.

- А были ли моменты, когда хотелось все бросить и уйти? А что надоедает? Лошади? Работа? Рано вставать?

— Такие моменты, конечно же, не всегда, но очень редко бывают. Особенно зимой, хочется вернуться в Якутию. Но вскоре все проходит.

- Как бы ты оценил развитие конного спорта в Якутии в сравнении с другими регионами России?

— Конный спорт в Якутии имеет очень много поклонников. На соревнованиях всегда полные трибуны, а это мне кажется один из главных критериев популярности вида спорта. Есть энтузиасты и профессионалы. Больших отличий с тем же Татарстаном нет. Призовой фонд скачек у нас ничем не уступает, а где-то даже превосходит. И лошади в Якутии тоже сильные. В общем, идем в ногу со временем!

 

Беседовал Александр ПОСЕЛЬСКИЙ, Sportyakutia.ru

Справка «СЯ»

Александр Лиханов.

Скаковая карьера

Всего стартов — 51, Побед — 2, Призовых мест — 31, Выигрыш: RUB 533 650

Комментирование запрещено